Екатеринославское высшее горное училище

Екатеринославское высшее горное училище в 1912 г. было преобразова­но в горный институт. К преподава­нию в нем были привлечены многие известные ученые и практики горного дела, среди них М. А. Павлов и А. М. Терпигорев (позже академики), про­фессора М. М. Протодьяконов, П. Г.

Рубин (позже заслуженный деятель науки УССР), П. К. Соболевский и др. В течение 1903—1917 гг. инсти­тут окончило 457 человек, большин­ство из которых стали работать на промышленных предприятиях Дон­басса и металлургических заводах юга России.

Продолжали подготавливать спе­циалистов с высшим образованием Нежинский историко-филологический институт, технологический и ветери­нарный институты в Харькове, Киев­ская и Одесская консерватории и др. Всего на Украине к 1917 г. действо­вало 27 вузов, в которых обучалось свыше 35 тыс. студентов.

На территории западноукраинских земель до 1918 г. существовало четы­ре высших учебных заведения: уни­верситеты во Львове и Черновцах, политехнический институт и акаде­мия ветеринарной медицины во Льво­ве. Преподавали в них на польском (во Львове) и немецком (в Чернов­цах) языках. Лишь после упорной борьбы студентов-украинцев во Львов­ском и Черновицком университетах открылось несколько украинских ка­федр. Поступление студентов-украин­цев в западноукраинские вузы всяче­ски ограничивалось. В 1911 г. во Львовском университете украинцы составляли 21 %, в политехническом институте — 4,4, в Черновицком уни­верситете — 17,6 % общего числа студентов.

Как и в России, на западноукраин­ских землях студенты из года в год все активнее включались в револю­ционную борьбу, все чаще принимали участие в политических демонстра­циях и выступлениях, плечом к пле­чу с рабочими боролись за демокра­тизацию просвещения и всей жизни общества.

Культурно-просветительные общест­ва. Неудовлетворительное состояние народного просвещения, с одной сто­роны, тяга широких народных масс к знаниям, культуре — с другой, активизировали деятельность обще­ственных организаций и учреждений, занимавшихся внешкольным образо­ванием и культурно-просветительной работой среди населения. Культурно- просветительная работа находилась в основном в руках буржуазной интел­лигенции, но подлежала суровому контролю и я^есткой регламентации со стороны царского правительства. Деятельность легальных культурно — просветительных обществ, учрежде­ний и заведений имела ограниченный культурнический характер. Предста­вители либеральной буржуазии, де­кларируя на словах свою полную не­причастность к политике, на практике пытались использовать общественные просветительные учреждения для пропаганды «классового мира», для отвлечения трудящихся от классовой, революционной борьбы и подчинения их своему идейному влиянию.

Комментарии запрещены.